Вячеслав Морочко

Avatar

Биография писателя

Вячеслав Морочко относится к авторам, чья литературная судьба и сама жизнь складывались не просто. Он был кадровым военным, и 26 лет его носило по огромной стране и за ее пределами от Порт-Артура до Магдебурга. Начал печататься в 1962 году еще в аджубеевской "Неделе" (стихи). Окончил радиотехнический факультет Московского энергетического института и был по специальности радиолокаторщиком. В известной степени это сказывалось на его творчестве. Увлеченный возможностями фантастики (на первых порах, так называемой, "научной", позднее более глубокой - психологической, философской, даже мистической), в сборниках разных изданий, в том числе "Лиесма" и "Советская молодежь" - Рига, "EESTI RAAMAT" -TALLINN, "Молодая Гвардия" - Москва, он напечатал четырнадцать произведений и даже переводился. Опубликовал в издательстве «Э.РА» книгу, в которую вошли две пьесы. "Утраченный портрет" - драматическая фантазия из Иммануила Канта: дуэль блистательного Ума с неугомонным идиотизмом (из аннотации Литературной газеты от 21 ноября 2001 г). Фабула пьесы "Инспектор корректности" (из той же аннотации) заключена в словах из апокрифа от Филиппа: "Ибо, пока корень зла скрыт, оно сильно. Но если оно познано, оно распускается, и, если оно открылось, оно погибло".

В следующем году в издательстве «Э.РА» была напечатана книга Вячеслава Морочко "Явление народу". Жанр вошедших в нее прозаических вещей - "немыслимые истории". "В них, как в хороших стихах, присутствует поэтическая тайна и энергия слова, заставляющая читать на одном дыхании. Это скорее философские притчи, но сюжет столь захватывающий, что размышлять и философствовать читатель начинает уже после того, как прочтет все до точки", - цитата из анонса "Литературной газеты" от 21 - 27 ноября 2001г.

В 2003 году вышла в свет третья книга Вячеслава Морочко "Камни и молнии. Ретроспектива фантастики" (288 страниц). В ней собраны фантастические рассказы, публиковавшиеся в разное время в периодических изданиях, а также нигде не публиковавшиеся. Сейчас В. Морочко готовит к изданию новые книги.
В. Морочко – член Союза писателей Р.Ф.

В последнее время им написаны два романа: «Египетские сны»и «Увертливый».
«Египетские сны» – философская и вместе с тем очень личная книга. Главный герой – ровесник автора и почти повторяет его судьбу. Жажда высокой духовности противопоставлена здесь воинствующему невежеству и ксенофобии, которые воспринимаются, как ощущения преисподнии.

Роман «Увертливый» – это рассказ о необыкновенном молодом человеке, о несчастной любви, о муках и битвах одинокой души, через которые она проходит, чтобы защитить жизнь, честь и покой близких людей. «При самых, добрых намерениях, какими бы значительными и благородными мы себе не казались, мы навсегда остаемся заложниками безответственных поступков совершенных в начале пути». – такова одна из главных идей романа. Сейчас В.Морочко готовит к изданию новые книги.

Житие Блаженного Бориса [ 2012 ]

Обложка для книги Житие Блаженного Бориса

Эта книжка о добром человеке, явившимся из странного мира, из которого порою приходит болезнь «злокачественное времятечение». До второго курса военного училища Боря двигался, как дрессированный мишка – на полусогнутых, а гимнастерка висела на нем подобно юбке, и каждый из сокурсников видел себя рядом с ним лихим жеребчиком. Из ясных глаз Паланова струилась простота юродивого. Если над ним смеялись, он спрашивал: «Почему вы смеетесь? Что я сделал не так?» Особенно его донимал Иван Кнопенко. Этот бравый курсант доводил Бориса до слез, называя «мокрицей», а Борис соглашался: «Конечно, я мешковат и тяжело говорю. Мне главное, чтобы никто не сердился». Кнопенко издевался над ним, пока, неожиданно, сам, на время, не превратился в мокрицу. Когда он снова обрел человеческий облик, обстоятельства так повернулись, что, проклиная Паланова, Иван вынужден был уйти из училища. Память о членистоногом будет преследовать Кнопенко всю жизнь. Но придет день, когда Борис снова увидит Ивана и, покрыв его голову теплой ладонью, снимет ненавистные воспоминания… Но это случится потом. А между тем, во время Чехословацких событий наш герой закроет от пули скандального военачальника, остановит волну Цунами, бегущую на острова, включит обратный ход тектоническому «Армагеддону» и, совершит еще много замечательных дел. Время действия романа: двадцатое столетие. Место действия: Россия, частично – Германия, Казахстан, Болгария, Чехия.

Прикосновение [ 1974 ]

Обложка для книги Прикосновение

«Еще вчера Маше казалось, она будет счастлива, когда эта проклятая диссертация, наконец, ляжет на стол редактору. Защита прошла блестяще. Но радости не было. Вечная история: готовясь к очередному испытанию, Маша невольно включалась в изматывающую гонку. Она не умела соразмерять силы, чувствовала, что снова преодолеет барьер с превеликим запасом, а потом, измочаленная, будет не в состоянии радоваться победе…»

Камни и молнии [ 1974 ]

Обложка для книги Камни и молнии

«После нас никому так и не дано было выйти из гипер-пространства в том удивительном закоулке Вселенной. Валерий – единственный мой свидетель – столь сейчас далеко, что в ближайшие два-три столетия мы не увидимся… Многие уже сомневаются, что все было действительно так, что это – не плод навязчивых мыслей, не следствие чудовищных перегрузок…»

Непокоренная [ 1974 ]

Обложка для книги Непокоренная

«На широкой равнине, среди дымящихся хлябей, у оранжевой яркой палатки оранжевой мышью застыл гравилет. Сложив на коленях большие руки, на ящике возле палатки сидел человек – могучий и кряжистый. Лицо его. избороздили морщины…»

Преступление дяди Тома [ 1973 ]

Обложка для книги Преступление дяди Тома

«Когда закончилась процедура конфирмации, Том вместе с учителем Коллом пропустил новоиспеченных биокиберов через тестовые камеры, а затем проводил стратобот, на котором весь выводок направлялся в учебный центр. Вернувшись в отделение. Том присел к пульту, вынул журнал регистрации и не спеша стал приводить в порядок записи. Он не сразу поймал себя на том, что прислушивается к голосам, доносившимся из соседнего отделения…»

Сквозь щель [ 1972 ]

Обложка для книги Сквозь щель

«Заяц выскочил на поляну, огляделся и тут же, прижав уши, шмыгнул в кусты. По кронам скользнула тень. Затрещали ветки. Бросились врассыпную кузнечики. Заяц остановился, задрал ногу и долго чесал за ухом. Раздался звон. Из огромной, спустившейся с неба „шишки“, как семечко, выскользнул человек. Он был в блестящих шортах, в легкой голубой безрукавке, в сандалиях. Сильное загорелое тело венчала крупная голова. А взгляд у него был светлый и добрый, он словно говорил: „По натуре я мальчик спокойный. И все же не прочь пошалить“…»

Звон [ 1969 ]

Обложка для книги Звон

«Скала поднималась в тумане над цепью пологих холмов. Неяркое местное солнце серебрило ее зубчатую вершину. У подножия собирался мрак. Это зловещее место облетали даже барашки тумана, а ручеек лавуриновой кислоты, пробегая мимо, как будто в страхе тихо повизгивал. Сгущение тьмы в основании вертикальной стены было входом в пещеру. Другого названия не нашлось и для самой планеты – непригодной для жизни, известной только страшной своей пещерой, притягивавшей романтические души, как свет – ночных мотыльков…»

Там, где вечно дремлет тайна [ 1968 ]

Обложка для книги Там, где вечно дремлет тайна

«На космодроме Гюльсара борттехник Чингиз узнал, что в одной каюте с ним полетит пассажир. Тот появился на борту грузового лайнера «Байкал» в последние минуты перед стартом. На лайнере пассажира с первого же дня за глаза прозвали Стариком. Он и в самом деле выглядел намного старше всех. Но главной примечательной чертой этого высокого, плотного человека был ужасный шрам, пересекавший наискосок все лицо и выбритую до синевы голову. При появлении Старика в кают-компании все разговоры как-то сами собой увядали…»

Большой приз [ 0 ]

Обложка для книги Большой приз

Эта история относится еще к тем временам, когда то в один, то в другой уголок обитаемой зоны Галактики, как гром среди ясного неба, врывались «кольца хроноястребов». Сколько помнит себя человечество, ни одному из его достижений не удалось избежать недостойных рук. «Хроноястребы» были олицетворением того, что когда-то называлось пережитками, но, после освоения хронокосмоса, уже трудно было сказать, откуда эти «пережитки» берутся: из прошлого, настоящего или будущего. По сути «ястребы» были просто пиратами времени, как были до них морские пираты и пираты воздушные... Война с «хроноястребами» – целая эпоха. Наш рассказ – лишь об одном эпизоде, в основе которого лежит почти забытая легенда о ГКСЛ.

Увертливый [ 0 ]

Обложка для книги Увертливый

До тринадцати лет Петр Галкин рос нормальным парнишкой: отменно играл в футбол, ходил со шпаной бить городских. До тринадцати лет жизнь была похожа на сон, а проснулся – уже другим человеком. Петя начал изобретать красоту, еще не имея о ней представления: красивую музыку, облака, города, красивые горы, сады и, конечно, красивых людей. Он был полон романтических чувств, в меру ленив, труслив и наивен, однако способен на неожиданные поступки. Однажды, во время известных событий, вскочив на броню и спрыгнув в открытый люк на колени водителя, ему удалось, остановить, колонну танков, готовую врезаться в толпу. Он не сразу осознает свое отличие от других, а, разобравшись, начинает изучать, совершенствоваться и пользоваться преимуществами, которые оно дает. Когда это замечают другие, он становится предметом посягательств и вступает в полосу жестоких испытаний.

Египетские сны [ 0 ]

Обложка для книги Египетские сны

«И вот еще что: существует „наука“ (говорят, „лженаука“) „О переселении душ“. Люди, знающие в этом толк, изучив мои данные, говорили, что в той (прошлой) жизни был я британским врачом, заброшенным судьбою в Египет. В это трудно поверить. Но, разве на новом месте никогда не казалось, что вы уже были здесь раньше? Эти картины чаще всего проявляются в снах „второго порядка“, то есть в снах, что приходят во сне. Древние, разбираясь в подобных вещах, полагают, что перейти от одной жизни к другой – то же, что пересесть из одной колесницы в другую. Это нельзя понимать буквально. Однако, при столкновениях „колесниц“ на мировых перекрестках, случаются презабавные вещи… О них и пойдет наш рассказ.»

Новая чума [ 0 ]

Обложка для книги Новая чума

Прощай [ 0 ]

Обложка для книги Прощай

Архитектурная история [ 0 ]

Обложка для книги Архитектурная история

Им уже не вернуться [ 0 ]

Обложка для книги Им уже не вернуться

Намбо [ 0 ]

Обложка для книги Намбо

Неповторимая [ 0 ]

Обложка для книги Неповторимая

Ёжик [ 0 ]

Обложка для книги Ёжик

Мое имя вам известно [ 0 ]

Обложка для книги Мое имя вам известно

Журавлик [ 0 ]

Обложка для книги Журавлик

Хотел бы я знать [ 0 ]

Обложка для книги Хотел бы я знать

Спасти сельфов [ 0 ]

Обложка для книги Спасти сельфов

В память обо мне улыбнись [ 0 ]

Обложка для книги В память обо мне улыбнись

Свет радуги [ 0 ]

Обложка для книги Свет радуги

Неповторимость [ 0 ]

Обложка для книги Неповторимость

Под крылом мотылька [ 0 ]

Обложка для книги Под крылом мотылька

Явление народу [ 0 ]

Обложка для книги Явление народу

Coming soon...